Вера без дел мертва. Иак. 2-26
Христианская газета интернет-издание Бог есть любовь!


"Прости, мама"
СВИДЕТЕЛЬСТВО
      Свидетельство дочери

С самого детства я отдалялась от своей мамы и семьи, не слушалась и оскорбляла всех домашних. В школе у меня были плохие отношения почти со всеми учителями. Маму часто вызывали в школу из-за моих "проделок". Мне все всегда было мало. Я искала правды, считая, что только моя "правда" самая правдивая. В десять лет я попробовала курить, а потом и пить научилась. Пришло время, когда меня как "трудного" подростка поставили на учет в школе и в детской комнате милиции. По милости Божьей, по уголовному делу я прошла только свидетелем.
Когда вращаешься в кругах такой молодежи, начинаешь чувствовать себя значимой, а на самом деле попадаешь под влияние дьявольского обмана. Меня часто не бывало дома, отношения с мамой были уже потеряны. Когда я смотрела на соседскую семью и видела, как дочь дерется со своей мамой, я понимала, что это плохо и так делать нельзя. Но пришло время - и я подняла руку на маму. Скандалы были почти ежедневно. Я была счастлива, если не ругалась хотя бы один день.
Мама стала ходить в церковь, приглашала и меня. Но чем настойчивее она это делала, тем сильнее я противилась. Мне было трудно произнести слово "Господь". Сейчас я сама не понимаю, как стала меняться: бросила курить, перестала ходить на дискотеки, поняла, что то, чего я добивалась, живя без Бога, пустое и бессмысленное. Бог дал мне любовь к маме, открыл, насколько она дорога Ему и мне. Скандалы прекратились. Я начала посещать служения и на одном из них покаялась во всех своих грехах, посвятив свою жизнь Богу. Я верю, что Иисус Христос простил мои грехи и подарил мне новую жизнь. Он вложил Свой свет в мое сердце.

  Свидетельство мамы 

"Бог, я не выдержу!" - со слезами, стоя на коленях, умоляла я Бога о пощаде. Каждый день в моей семье происходили скандалы. Глубокая пропасть непонимания разделяла нас с дочерью. Я знала, что навсегда могу лишиться ее. То, что уже потеряла авторитет и ее любовь, знала точно. Боялась и другого - что с ней что-нибудь случится.
"Я сделала себе татуировку", "Я уже договорилась в ночном баре, буду там петь, меня берут", "Я ненавижу тебя, было бы лучше, если бы ты умерла и твой ребенок", "Я ненавижу твоего ребенка!" - как порезы на сердце остались эти слова.
"Бог, прости мою дочь, помилуй. Мне больно. Прошу Тебя, помоги мне любить ее и дай еще больше любви!" - после каждого скандала я вставала на колени и просила Его. Больше мне не к кому было обратиться. Надежда была только на Него. Понимала, что мою дочку уже никто не любит, только Бог и я, как мать, могла ее любить. Но, когда слышала ее злые и гневливые слова, теряла силы и очень боялась потерять к ней любовь. "Только бы не отказаться от дочери в сердце своем", - думала я. Все родные уже отказались от нее.
Она состояла на учете в милиции в числе молодых девушек, совершивших преступление. Учителя в школе не переносили ее и характеризовали отрицательно. Сигареты, пиво, ночные дискотеки - такая "жизнь с избытком" вела ее в пропасть. С ней стали происходить несчастные случаи, частые болезни, ожоги, порезы вен, отравления, переломы, ухудшилось зрение. Мои попытки сблизиться и подружиться с дочерью заканчивались провалом: как ежик, она сворачивалась в клубок, выставляя на меня иглы гнева и злости.
Я понимала, что проблема не пришла сама собой, что не только дочь виновата во всех семейных ссорах. Когда-то я мечтала, что у меня будет семья, родится дочь. Через несколько дней после рождения девочка покрылась язвами и отказалась от молока. Нас перевели в отделение кожной хирургии. "Она сильная, справится", - обнадежила врач-хирург, хотя трудно было представить, как новорожденный малыш может "победить" сепсис (заражение крови), полиомиелит, да еще вывих бедра. Предстоял месяц борьбы за жизнь. Крохотное тельце было связано системами, капельницами, утыкано иглами, ножка была в гипсе. В отличие от здорового ребенка, она не могла пинать ножками и двигаться. Но жизнь взяла верх. "В мае родилась, век маяться", - говорили люди. Смышленая, очень темпераментная девочка всегда имела свою точку зрения и открыто выражала свое мнение. С годами мне стало сложнее воспитывать дочь. Проблемы маленькие переросли в большие.
Рождение второго ребенка провело грань между детьми: "Второй ребенок не будет как первый. Первый не удался - вложусь во второго", - приняла я решение внутри себя. Часто говорила дочери: "Вот сдам тебя в интернат или в спецшколу отправлю, тогда будешь знать". Работая в милиции с трудными подростками, я сама столкнулась с такой проблемой. "Мама, почитай мне дальше, так интересно. А прочитай еще раз про казни египетские", - просила дочка. Было время, когда я читала ей детскую Библию, пытаясь наставить ее на правильный путь. Сейчас понимаю, что, сама живя недостойно, не могла чему-то хорошему научить дочь. Прикрываясь властью, служебным положением, внешней праведностью, а внутри имея пороки и нечистоту, заставляла жить благочестиво девочку, но получала в ответ еще больший протест.
Фальшь - вот что вызывает противление внутри подростка. Несоответствие слов и дел - вот что разрушает нравственные устои молодого поколения. Я не могла любить дочь, потому что растеряла любовь, расточила, и она разбилась на мелкие кусочки, которые смог собрать только Бог. Он скрепил Своей драгоценной Кровью наши сердца и сделал нас воистину родными и близкими.
Сейчас мы с дочкой близкие подруги. Я знаю, что есть то сердце, которое меня не предаст, не обманет, не бросит в трудную минуту. Иисус спас Оксану дважды: от физической смерти, когда ей было несколько дней от роду, и от духовной - в семнадцать лет. Сейчас ей восемнадцать. Бог дал ей прекрасный голос, дар сочинять песни, играть на гитаре, и она славит Его.
Вот стихи, которые написала мне дочь, когда после долгого молчания сказала: "Прости, мама".

Инна и Оксана Русских